5. Осложнения.

Оторвавшись от изучения мифических существ, я вернулась домой. Грибов было мало, только те, что попались на обратной дороге, трава и вовсе отсутствовала. Пелагея удивленно посмотрела и прижала меня к груди.
- Не переживай ты так, порог уже преодолен, Мара быстро поправится.
Я сделала вид, что та не ошиблось с диагнозом по поводу моего встрепанного состояния, и углубилась в обработку грибов. С трудом выдержав около часа, рискнула задать ей пару вопросов:
- Тётя, а драконы существуют? – начинать лучше издалека.
- Конечно! – удивленная неожиданным поворотом ответила ведьма.
- А какие они, что делают? Я много слышала про них, но это были просто сказки, а спросить не у кого.
- Странно, что ты о них заговорила, их давно не видели в наших краях. Они живут далеко на западе в великих горах Урала.
- У вас тоже есть Урал? – поразилась я, хотя за сегодняшний день куда уж больше.
- Конечно, это же Змеиный Пояс, там живет много драконов, будь они неладны! – сердитая складка прорезала лоб.
- Почему? Разве они плохие?
- Ну, с какой стороны посмотреть, - ухмыльнулась Пелагея, - я бы не отказалась от их некоторых частей, но живьем встретить точно не хочу! Они сильны, опасны, прожорливы, а что у них в голове творится – никому не известно.
- А разве я не опасна: пришла непонятно откуда, как это получилось объяснить не могу, ем за двоих, на Маринку плохо влияю, застудила чуть не до смерти? – давние тревоги вырвались на поверхность.
- Всё хорошо, доченька, не волнуйся, поправится твоя сестренка, и ешь ты за одного, это Мариша за половину ест. А про переход твой я давно всё поняла.
- Как? Когда? А мне почему не сказали?
- Потому что ты сама всё знаешь, просто не хочешь сейчас об этом думать. Твой кулон заряжен сильной магией, но она мирная, светлая, так что беспокоиться причины нет. Я случайно увидела, когда ты перед баней оставила его на столе, - быстро добавила она, опережая мой вопрос.
- Сама ты тоже чиста. Скорее всего, тебе повезло встретить честную ведьму, которая немного тебе помогла. Не вижу причин для беспокойства.
«Да уж, кроме той, что сейчас отсиживается в лесу», - мелькнула мрачная мысль.
- Но ты говорила, что нужна очень сильная магия, разве одного кулона достаточно?
- Нет, но тут сошлось одно к одному: особое время, сильное место, твоя внутренняя энергия, сила огня и, конечно же, оберег бирюзы.
М-да, нарочно не придумаешь… кстати, о бирюзе, надо же вернуться к Тирзу (вот имечко-то), только как сделать это незаметно? И вообще, что там с Фокой, его не оказалось на том месте, где я его оставила, значит живой, но что он помнит? И еды надо где-нибудь достать, чем там драконы питаются? И воды! Чёрт, столько дел, хорошо, что Пелагея занята каким-то срочным заказом. О, про мазь чуть не забыла! Где моя голова? Наверное, там осталась, с крылатым змием.
Умыкнув баночку с дегтярной мазью, я пошла за водой. На моё «счастье» Фока сидел возле колодца и мрачно пил. Так, сейчас он либо врежет за всё хорошее, либо просто, как обычно, нахамит. Ноги сами замедлились, пытаясь развернуться и убежать, но парень лишь хмуро взглянул в мою сторону и снова продолжил пить. Приободрившись, я поставила ведра и потянулась к цепи.
- Чё, набрала груздей Маринке? – грубо спросил Фока.
- Набрала, - с трудом ответил слегка онемевший язык. Тело подобралось, готовясь к неизбежному, но тот лишь ухмыльнулся и вытянул ноги.
- Чего убежала-то? Я бы тебе классное место показал, - продолжил он.
- Ну, я и сама справилась, - первое ведро было готово.
- А ты в лесу ничего странного не видела? – неуверенно спросил белобрысый.
Так, значит, он что-то помнит, но не уверен в том, что видел – прекрасно! Цепь скользила в руках, оправдывая их дрожь. Главное сейчас держать лицо и ничем себя не выдать, а дальше защитная реакция и без того невеликого ума всё сделает сама. В конце концов, драконов тут давненько не видывали, нормальный человек защищать их не станет, и вообще, может, он какой грибочек зажевал, вот и торкнуло.
- Конечно, нет! – излишне радостно вырвался давно заготовленный ответ. – Разве что зайца на березе.
Поспешно наполнив второе ведро, я побыстрее пошла домой, пока не возникли новые вопросы. Эх, что бы такого ему дать, чтобы окончательно всё забылось? Ведь наверняка у Пелагеи что-нибудь есть для таких случаев, но тогда придется выкладывать детали, а она, судя по недавней беседе, первая пойдет добивать моего подопечного. Скорее всего, это будет несложно, он был слишком слаб, когда я уходила, видимо, сказывалась большая потеря крови. Насколько я знала, ближайший город, где могли его подстрелить, находился в целом дне пути отсюда 13 (В мелких селениях большие стационарные арбалеты никто не ставил, только в крупных городах, ибо дорого). Конечно, не лётом, а на груженой товаром телеге, но всё равно расстояние неблизкое, отнявшее большую часть сил.
Следующей задачей стояла еда. Подозреваю, что булкой хлеба с молоком такому субъекту не обойтись - животная пища в немалых количествах, не меньше. И где, спросите, её взять в конце лета? Уводить единственную козу у своих гостеприимных хозяев рука не поднималась, поэтому я решила побродить по округе, авось что-нибудь да попадётся…
Бродить пришлось немало, пока, наконец, я не увидела стаю гусей, деловито плавающих в болотце за околотком 14 (Околоток - окружающая местность, окрестность). По мере приближения к ним, моя уверенность начала таять перед полным отсутствием навыков ловли и убиения кого-либо, за исключением насекомых. Вот как я буду это доставать? Скорее всего, сама изгваздаюсь, а гуси только посмеются, ну или как у них это называется. Шею свернуть – тоже не баран чихнул, пока к ней подбираюсь, заклюют нафиг. О жалости пока речи не шло, разве что к себе. Всё равно у них одна перспектива, так какая разница в чьём желудке? Ну, хоть бы один вылез на берег, пусть и шансы грамотно воспользоваться оказией были призрачны. Гуси продолжали упорствовать во грехе жизнелюбия и водоплавания.
Погружённая в мысли о собственной никчемности, я набрела на отбившуюся от стада овцу, меланхолично жевавшую клевер. Что ж, этот вариант куда лучше, вот только готовиться надо тщательнее, когда идешь на операцию! Я нарвала клевера и стала заманивать бедную жертву в сторону леса. Та и не подумала обратить своего драгоценного внимания, ибо этого добра было полно и задаром. Пришлось бежать за фуражом, рискуя упустить беглянку. К счастью, травы было действительно много, овца никуда не спешила и к моему возвращению продолжала пастись в своё удовольствие. Как ни крути, а лучше клевера может быть только овёс. Ничуть не удивившись внезапной щедрости незнакомой девки, потенциальный ужин ткнул морду в ведро и пошёл за ним, не особо интересуясь сменой пейзажа.
Удивлению дракона не было предела, особенно относительно интересной компании. Он подался верёд, намереваясь воспользоваться моей добротой.
- Подожди, - тихо, стараясь не отвлекать овцу, сказала я. – Дай мне уйти, не хочу на это смотреть.
Максимально плавно поставив ведро на землю, чтобы животное не успело увидеть или почуять Тирза, я поспешно пошла обратно. Отчаянный вопль заставил вздрогнуть и ускорить шаг. Не сказать, чтобы я испытывала сильные угрызения совести, скорее просто жалость к живому существу. Больше волновала другая мысль – не обречёт ли эта авантюра на голод овцевладельцев.
Теперь надо было принести воды и долечить рану. Воистину, лучше фитнеса и силовых тренировок только больной дракон, даже прохладная погода не в тягость. По моему возвращению поляна сияла подозрительной чистотой, даже копыта не валялись. Я присмотрелась повнимательней и обнаружила следы уборки – уж больно причёсанно выглядела трава.
- Спасибо за понимание, - тихо сказала я.
- Спасибо за понимание, - раздался ответ. – О, водичка! – Тирз жадно припал к ведру.
- Ты в курсе, что я теперь просто обязан на тебе жениться?
- Эмм, - поперхнулась я, - зачем же так сразу? Может, мы характерами не сойдемся. И вообще, я яйца откладывать не умею.
- Зато кормишь хорошо! – гнул своё противный ящер.
Я хотела уже всерьёз обидеться за столь скудную оценку и игнорирование моих медицинских способностей, как увидела еле сдерживаемую ухмылку и решила сменить тактику.
- Ладно, только, чур, до свадьбы ни-ни! А то знаю я вас, болтунов!
- По рукам.
- Ну, вот и сговорились, - усмешка тронула губы - А теперь, где там твоя царапина?
- После такого ужина сама затянется, не трать время.
- А как же честь мундира? И вообще, что скажут твои родители, когда узнают о моей халатности? Нет, как говориться, береги жениха смолоду, а то до свадьбы не доживёт!
Я убрала лист подорожника и как можно аккуратнее нанесла целебную мазь. Пахла она, конечно, отвратно, зато и действовала эффективнее всех. Рана выглядела по-прежнему ужасно, из чего следовал вывод, что Тирз просто выпендривался.
К сожалению, времени оставалось совсем мало, пора было возвращаться во избежание лишних вопросов. Поискав первое ведро и обнаружив его в погнутом состоянии, моему возмущению не было предела:
- И что мне теперь Пелагее говорить?
- Ничего, спрячь подальше и забудь где лежит.
- А когда оно найдется?
- Удивляйся и ври, - невозмутимая морда довольно облизывалась после сытного обеда, напрочь игнорируя терзания моей совести.
Ну что с него, гада летучего, взять? Махнув рукой на зубоскала, я пошла домой.
Как ни странно, но выздоравливал дракон гораздо быстрее Марины, хотя рана продолжала беспокоить. Баранов я больше не приводила, зато умудрилась поймать парочку загулявшихся в лебеде курей, на сей раз основательно подготовившись и не забыв ни прикорма, ни мешка. Скоро я стану настоящим стратегом и пойду к кому-нибудь в советники! А вот вода стала действительно обузой – она была тяжела, плескалась во время транспортировки, и её требовалось гораздо больше, чем еды. У случайных прохожих создавалось впечатление, что я нашла долину грибного изобилия и без конца туда тягаюсь сразу с двумя ведрами. Коромысло использовать означало выдать содержимое первому же встречному, отчего делалось ещё грустнее. Отправить ящера поиться самостоятельно – вообще неприемлемый риск, поэтому приходилось терпеть и потеть.
Одна из таких ходок не осталась незамеченной. Фока стоял под дикой яблоней, росшей на краю деревни, и жевал кислые ранетки. Настроение было под стать вкусу лакомства: последние ночи слились в один, уже порядком поднадоевший, кошмар. День давал от него небольшую передышку, зато приходили сомнения о состоянии рассудка. Заметив тонкую девичью фигуру, парень встрепенулся:
- Марина? – окликнул он.
Встречный ветер вернул вопрос хозяину. Дочь местной знахарки давно притягивала его взгляд, она даже плясала с ним на последней вечёрке 15 (Вечёрка – посиделки, пляски, форма молодёжного досуга), незадолго до ночи на Ярилин день, пока не появилась эта странная, непонятно откуда взявшаяся «сестра». Мало того, что Марина практически перестала с ним общаться, проводя всё время с ней, так теперь вообще исчезла. И вот она идет в лес, по крайней мере, платье точно её, только платок незнакомый и сумка странная болтается. Точно, это же та самая, с которой везде таскается Светлана! Неловко поставленная нога слегка подвернулась, девушка покачнулась, но не упала, лишь пролив на подол изрядное количество воды. Парень удивленно вскинул брови, а вскоре нахмурился:
- Зачем эта ненормальная воду в лес потащила? Грибы поливать? Ночью и так дождик был…
Дремавшие подозрения проснулись, ноги автоматически начали преследование. Всё глубже забираясь в лес, Фока судорожно всматривался сквозь деревья, ощущая нарастающее беспокойство и чувство дежавю. Осторожность не подвела, и он успел заметить того, о существовании которого так трудно было забыть. Что ж, значит, не привиделся, а эта ненормальная еще и воду ему тягает – изменница! Сначала аккуратно, а позже со всех ног он бросился за подмогой.
- Дядя, там в лесу дракон! – заголосил белобрысый, ворвавшись к старосте. Что ж, парень знал куда идти.
- Какой дракон? Ты что, опять брагу у отца нашёл?
- Да нет же, я трезвый, - дыхнул Фока.
Староста поморщился, хотя запах был и не бражный, но свежестью не отличался.
- Опять о дерево стукнулся? – предположил он, жалея, что эта бестолочь его племянник.
- Нет! И тогда я тоже не случайно упал. Я всё вспомнил! Я тогда нашел дракона, а эта девка бешенная накинулась на меня с палкой! Ведьма она злющая, а Пелагея её покрывает. Всю неделю с вёдрами полными воды тягается, барана нашего, поди, тоже она свела – всё для гада ползучего старается, змеюка! - неистовствовал горе-племянник.
- Погоди девку-то чернить, пойдем сначала к Пелагее, она хорошая, уважаемая женщина, всю деревню ни по разу вылечила, – попытался образумить он горячащегося парня.
На том и порешив, они пошли к знахарке. По дороге Фока агитировал всех встречных идти с ними, лихорадочно излагая повод своего «крестового похода». Кто-то крутил у виска и продолжал заниматься своими делами, а кто-то, увидев старосту, добавлявшего странному бреду парня веса, присоединялся к ним – какая-никакая, а потеха. К тому времени, как они дошли до нужной избы, четверть деревни уже топталась у ворот. Время было вечернее, но не слишком позднее – как раз между работой в поле и вечерней управой. Староста вежливо постучал в дверь, наказав всем, кроме племянника оставаться снаружи. Пелагея удивлённо впустила их в дом, недоумевая над встрепанным видом парня и смущенным старосты.
- Прошу прощения, госпожа ведунья, тут такое дело, этот балбес говорит, что ваша племянница дракона приветила в нашем лесу да еду-питье носит, - завел разговор мужчина.
- А меня по голове оприходовала, до сих пор болит! – возмущенно добавил Фока, - а потом ещё и насмехалась, что будто бы ничего и не было!
- Простите, я, не совсем понимаю, как связаны дракон и твоя голова? – удивленно спросила Пелагея.
- Да она, змеюка такая, нелюдя этого защищала, едва не зашибла до смерти! – продолжал горячиться парень.
- У нас Марина сильно простудилась и лежит уже вторую неделю, а Светлана без устали травы ей собирает, грибы, лекарства варит да от постели не отходит, - вступилась женщина.
- А воду она зачем в лес таскает по нескольку раз на дню да барана нашего украла?
- Баран ваш пропал, отбившись от стада где-то в поле. Как, по-твоему, она его смогла поднять без подмоги да донести без коня и телеги? У нее и сил на это не хватило бы, - вступился за девушку староста.
- Так она со змеем сообща это и сделала, кто их знает, чем еще они там в чащобе занимаются, проклятое отродье!
- Ну-ка тихо! Прикуси язык! Может, и впрямь, девка за травами ходит, а водой поливает, чтобы росли лучше - для сестры старается, – раздосадовано воскликнул дядя.
- Ага, это после вчерашнего-то дождя!
Все задумались. Пелагея хмурилась, сопоставляя факты, но молчала, боясь навредить Светлане. Староста клял своего племянника почем зря и вообще жалел, что пошел у него на поводу. Фока же продолжал яриться и выскочил из дома, продолжив подстрекать односельчан пойти на дракона – ко времени окончания разговора к дому знахарки собралась уже половина села. Одним было интересно, что там про змея, вторые пришли просто за компанию, а третьи, чтобы в случае надобности утихомирить буянов.
- Да они там непотребствами всякими занимаются, скот наш воруют, того и гляди всех порешат да будут в наших избах жить, нажитым добром пользоваться и змеенышей плодить! – ораторствовал Фока, всё больше и больше воодушевляясь собственными речами. Видимо, не он один, поскольку как минимум человек двадцать обзавелись вилами и граблями.
- Бросьте вы уже дурью маяться, на девку наговаривать, управляться пора, скоро скотина придет, а вы за вилы похватались! – попытался урезонить толпу староста. Но его уже никто не слушал, особо азартные двинулись в сторону леса, а остальным ничего не оставалось, как пойти за ними, дабы урезонить при случае.
- Вы уж извините меня, Пелагея, я не знаю, что на него нашло, надеюсь, он успокоится и все уладится.
Та промолчала, но внутри всё сжималось от плохого предчувствия. Она была слишком занята в последнее время и совсем упустила из виду Светлану, к тому же тот разговор про драконов теперь предстал совсем в другом свете. Разрываясь между любовью к ней, ужасом перед драконами и страхом за односельчан, которые со своим «оружием» рисковали массово упокоиться, если им действительно случится встретить настоящего дракона, она искренне надеялась, что молодежь поплутает по лесу, остынет и благополучно вернётся обратно. А с драконом она потом сама разберется, ежели он тут есть. К сожалению, её чаяния не были услышаны. Она шла, стараясь не отставать от толпы, и увидела то, что давно уже заметили впереди идущие: в поле стояла Светлана, а рядом с ней возвышался стальной дракон раз в пять больше девушки, что, судя по всему, её ничуть не смущало.

6. Полёт.

Устало плюхнув уже неполные ведра с водой, я присела на землю отдышаться, со смесью раздражения и нежности глядя на жадно пьющего дракона. Мне так осточертела эта бесконечная водоносная миссия, что если бы не природное обаяние Тирза, давно бы уже возмутилась, но стоило ему посмотреть своими удивительными бирюзовыми глазами и поблагодарить глубоким низким голосом, я оттаивала и растворялась в его обществе. Короче, он вил из меня веревки, как мог. В какие-то моменты я осознавала это и даже язвила, но всё равно понимала, что без достаточного количества жидкости восстановление значительно замедлится. С последним фактом, точнее от его последствий возникали противоречивые чувства. С одной стороны, с каждым днем возрастал риск обнаружения, что имело бы, скорее всего, печальный результат, а с другой меня тянуло к нему, как ни к кому другому. Он оказался потрясающим собеседником, мы разговаривали часами, с сожалением прерываясь для необходимой конспирации. В одном из разговоров была затронута тема происхождения суеверий.
- Говорю тебе, мы ничего плохого не делаем людям, особенно тем, кто нас не трогает! – убеждал Тирз.
- Да ты что? – скептически усмехнулась я, - а как же украденный скот, думаешь, он лишний?
- Не так уж часто это происходит. Мы много охотимся на диких животных, но когда подворачиваются человеческие стада, глупо упускать такую возможность, - спокойно возразил ящер. – Тем более волки, а иногда и собственная глупость или недосмотр гораздо чаще лишают вас вашей еды.
- Вот-вот, и так столько потерь, ещё и вы тут, - шутливо подмигнула я, - скажи ещё, что девушки сами на вас кидаются, лишь бы свить гнездо.
- Странное у тебя представление о нашем образе жизни… Почему гнездо? Почему хотя бы не пещеры, как все думают?
- А разве вы живёте не в пещерах? На грудах золота и драгоценностей, как там у Толкиена… И девок портите, хотя в этом плане вопрос вообще мутный.
- Есть и такие, но это в основном отщепенцы, встречаются отшельники, но те без золота обходятся.
- Ага, ещё скажи, что вы в замках живете! – фантазировать, так по полной! – И питаетесь мхом каждое полнолуние.
- Фу, ну почему сразу мхом? – скривился он с таким видом, будто действительно пробовал. Я расхохоталась, Тирз, не выдержав, тоже.
- А что насчет девок? Вы же рептилии, а они яйцами размножаются, поди просто жрёте, - наконец решилась задать животрепещущий вопрос. Дракон долго смотрел в глаза, заставив нервно поёжиться. Наконец, он ответил:
- Тут всё совсем не так, но это долго объяснять, да и рано ещё, - увидев мое вытягивающееся лицо, он поспешно добавил, - но ничего такого, связанного с поеданием или жертвоприношением, в отличие от чёрных магов. Ну не смотри на меня так, я не могу сейчас всё рассказать, давай позже.
- А потом, значит, сможешь? Почему не сегодня? – резко вырвалось у меня.
- Трудно будет поверить без наглядной демонстрации, а она пока невозможна, - окончательно запутал крылатый. – Обещаю, я не причиню тебе вреда, более того, не позволю никому этого сделать!
У меня перехватило дыхание от таких слов, его пронизывающий взгляд смутил и окончательно убедил, что дело тут явно нечисто. Насчет своей безопасности я перестала волноваться – уж очень он был убедителен, а касательно остального желудок странным образом реагировал, порождая чувство полной растерянности. Воображение, каким бы богатым ни было, оказалось не в состоянии всерьёз представить откладывающую яйца девушку, предварительно потоптанную огромным ящером. Сколько он там весит? Вряд ли кто-нибудь выживал от этой процедуры, так что хватит маяться дурью и придумывать себе ужасы. Может, они им для уборки нужны? Перспектива так себе, но всё же лучше, чем мои больные фантазии.
Мы много говорили о моём мире, особенно его заинтересовал технический прогресс.
- Значит, ты уже летала раньше – заинтересованно спросил Тирз.
- Это было в закрытом самолёте в удобном кресле и туалетом на борту! Тепло, безопасно и комфортно.
- По крайней мере, ты уже это испытывала и не умрёшь от ужаса, - задумчиво произнес ящер.
- Даже не думай! Рана почти затянулась, но лишняя тяжесть тебе ни к чему, хотя, честно сказать, это было бы интересно. – Отвисшая челюсть была мне достойным ответом.
- То есть единственное, что тебя волнует, это моё здоровье? – потрясенно произнес змей.
- Еще я бы от шлема не отказалась, у меня слабые уши, - с серьезным выражением лица ответила я, внутри умирая от смеха над начинающимся у него шоком.
- Ничего, платок тоже сойдет, - начал приходить в себя Тирз. - И вообще, хватит тебе уже с этими вёдрами надрываться, я и сам могу к реке сходить.
- Разве что ночью и то опасно. У меня вообще такое чувство, что мы скользим по грани.
Вдали послышался хруст и нарастающий гомон. У дракона слух был тоньше и голова соображала быстрее:
- Так что там насчет платка? Думаю, сейчас самое время.
Я автоматически перевязала платок, обмотав концы вокруг шеи, и зябко поправила шаль.
- Надо уходить, и как можно быстрее – скомандовал Тирз и напролом полез в противоположную от шума сторону.
- Подожди, лес заканчивается справа, - мы повернули в нужную сторону.
Движение давалось с трудом, так как ящеру приходилось либо огибать узкие для него просветы между деревьев, либо, если не было выбора, продираться через частый молодняк. Я шла немного в стороне, иначе рисковала получить отпружинившей веткой. Оглянувшись назад, стало очевидно, что нас легко найдут по той просеке, что оставалась за Тирзом, эх, быстрее бы поле.

***

Люди начинали уже сомневаться в этой странной затее, чем дальше в лес, тем меньше казалось, что здесь может таиться угроза, среди родных берез и с детства знакомых овражков.
- Пойдём домой, Захар, хватит таскаться за этим блаженным, да и ужинать давно пора, - одернул отец рвущегося в бой младшего сына.
- Да погоди ты, может, и впрямь, кого найдём.
- До того ельника и обратно!
- Они как раз в нем и прячутся! - воскликнул Фока и уверенно шагнул на нужную тропку, пока, наконец, не вывел всех на ничем не отличавшуюся от других поляну. Непримечательной она была до тех пор, пока не обнаружилась пара вёдер, спешно брошенных в стороне. Пелагея ахнула и недоверчиво присмотрелась.
- Это твои вёдра? – требовательно спросил Фока.
- Да кто ж их разберёт, сумерки наступают, да и вёдра самые обычные, - как можно спокойнее ответила ведунья.
Не поверив ни единому слову, тот начал озираться по сторонам и заметил надломленные деревца в почти успокоившихся ёлках.
- Вот куда они пошли, – показал на прореху парень, - смотрите на следы, они свежие, мы их скоро догоним. Поторопись!
Толпа воодушевилась и пошла по следам беглецов. Даже скептически настроенные стали проникаться духом погони и поднажали. Пелагея еле поспевала на слабеющих ногах и лихорадочно пыталась найти выход из сложившейся ситуации. К сожалению, ничего предпринять она не могла, приходилось просто не отставать от остальных.

***

Всё-таки ящеры плохо подходят для бега по лесу, особенно в сгущающихся сумерках. Даже я пару раз споткнулась, отчего кровь сильнее зашумела в ушах и не позволила вовремя расслышать приближающийся гул.
- Тирз, они настигают! – задыхаясь, выдавила я.
- Слышу, уже совсем близко, - пророкотал дракон, - ещё немного, за теми деревьями начинается поле.
Слава небесам! А то я уже совершенно перестала ориентироваться и вообще плохо видела дальше нескольких метров. Небеса решили поразвлечься и, не успели мы выскочить, наконец, на открытое место, погоня не заставила себя ждать.
- Быстрее! Забирайся на меня! – рыкнул товарищ по несчастью.
- Светланка! – услышала я отчаянный крик Пелагеи.
Я оглянулась и увидела, как та вырвалась вперед и кинулась в мою сторону. Добежав, она развернулась к толпе и властно гаркнула:
- Стоять!
Никогда не подозревала, что человеческий голос может быть таким громким. Все остановились, даже ящер.
- Подождите! Дайте с ней поговорить!
Никто ей не ответил, народ ошеломленно смотрел на дракона, с трудом переваривая реальность происходящего. Одно дело выслеживать по следам, а другое собственными глазами увидеть полумифическую махину в десятке метров от себя.
- Почему ты мне не сказала? – требовательно спросила она.
- Я спрашивала, - смущенно ответила я.
- Точно! И ответ, судя по всему, тебе не понравился, - с досадой произнесла ведьма. – Как я не догадалась?
- Прости меня, я не хотела тебя обманывать, но и не могла навредить ему! – неожиданно прорвавшиеся слезы удивили не только меня. – Я люблю вас!
- Я знаю, - мягко сказала ведунья, - и мне очень жаль, что всё так вышло, но тебе придется уйти, пока они не опомнились, – тихо добавила она.
- Неужели никак их не переубедить? Он хороший и не причинит никому вреда, вы ошибаетесь на их счет.
- Вряд ли – с сожалением ответила моя приёмная тетя, - но сейчас у тебя нет другого выхода. Не давай её в обиду! – а это уже дракону, - а лучше отнеси к Девьим горам, только сам не показывайся.
- Я не самоубийца – ухмыльнулся Тирз. Пелагея побледнела, но быстро пришла в себя и продолжила:
- Высади её на границе и улетай, а ты скажи, что от Пеланьи с Тары, учиться пришла. Да, и про него ни слова никому никогда, - как можно тише проговорила женщина и повернулась к толпе.
- Вам не победить его, только сами покалечитесь, но он великодушно вас прощает и обещает не трогать! – выкрикнула Пеланья.
- Да что ты говоришь! – издевательски ответил Фока.
Потеряв голову от подтверждения собственной правоты, он преисполнился храбрости и кинулся вперёд. Не ожидая такой прыти, ведьма едва успела отскочить с его пути, а Светлана уже не успевала. Молниеносное движение хвостом отшвырнуло агрессора на стоящих позади дружков. Те возмущенно закричали и взяли вилы наизготовку.
- Идиоты… – простонала ведьма.
- Залазь быстрее! – рявкнул Тирз.
Перекрестив шаль на груди, я связала её концы на спине, чтобы не свалилась, и с разбегу заскочила на его спину. Ну как заскочила… если бы он не поддержал меня крылом под мягкое место, то уместнее было бы сказать соскользнула, а так первый вариант. Дракон отвел голову влево и провел огненную черту между нами и преследователями. Те в ужасе отшатнулись, продолжая сердито махать вилами. Как они там друг друга не покалечили – большая загадка, хотя стопроцентной уверенности не было. Оттолкнувшись, мы начали рывками подниматься в воздух, отчего мне стало совсем дурно, хотя смотря с чем сравнивать – перспектива протыкания грязными вилами казалась более тошнотворной. Пламя колыхалось в такт взмахам мощных крыльев, заставив селян отойти от него ещё дальше. Вскоре о происшедшем напоминал лишь огонь внизу да копошащиеся фигурки. Не давая опомниться, Тирз полетел, его тело ходило ходуном, крылья плавно рассекали воздух. Чтобы не скатиться с этой груды работающих мышц, я изо всех сил обхватила его руками и ногами и прижалась всем телом. Руки довольно быстро начали уставать, поэтому пришлось ослабить хватку, хотя делать этого очень не хотелось. Постепенно уменьшая напряжение мышц, я остановилась на том равновесии, когда и сил держаться вполне хватает и страха упасть не так уж много.
Если честно, смотреть на красоты мира с высоты драконьего полета не было ни желания, ни смелости: голову отрывать совершенно не хотелось, а с той точки обзора, что была доступна, виднелся лишь кусок неба, рассекаемый крыльями. С другой стороны, ночью особо нечего смотреть, возможно, позже, когда я привыкну, и небо посветлеет…
Как ни странно, но тело довольно быстро привыкло к постоянному движению и слилось с ритмом работы могучих мышц. Там, где тела соприкасались, было очень тепло, спину защищал платок, а вот руки и ноги постепенно замерзали. Спустя пару часов нашего полета я взмолилась:
-Тирз, у меня все руки закоченели!
Ответа не последовало, но через некоторое время мы начали снижаться, а вскоре и вовсе приземлились возле леса. С трудом отодрав руки и расцепив судорожно сжатые колени, я обессилено сползла на землю.
- Эй, с тобой все в порядке? – обеспокоенно спросил крылатый.
- Н-не знаю, – ответила я, стуча зубами и сжимаясь от холода.
- Твою ж мать, почему ты раньше не сказала мне остановиться? – проворчал ящер и лег рядом со мной, накрыв своим крылом.
Через некоторое время я отогрелась и даже изъявила желание продолжить путь. На меня снисходительно посмотрели (что взять с больной?) и отправили в лес. Вскоре подвернулась вполне приличная полянка, к которой мы стащили весь окрестный хворост. Как всё-таки удобно иметь дракона под боком - никаких проблем с разжиганием костра и безопасностью лесных ночёвок! Для полного в таких условиях комфорта мы надрали лапника и почти удобно на нём устроились. Желудок понял, что приключения на сегодня закончились и решил объявить о своих потребностях. К сожалению, ему пришлось довольствоваться холодной водой и старой сушкой.
- Ничего, скоро будем дома, нормально поедим… - мечтательно протянул Тирз, – помоемся, выспимся.
Не став уточнять, что он имеет ввиду под словом дом и насколько относится ко мне его мечтательное поедим, я отключилась, окончательно согревшись между костром и драконом.
Проснулась я под теплым крылом и, если честно, не испытывала особого желания оттуда выбираться.
- Доброе утро, соня, - прошептал мне Тирз, насколько вообще драконы могут шептать.
- Доброе, - мурлыкнула я и потянулась.
Поймав на себе изучающий взгляд, не замедлила ответить тем же.
- Давай быстрее двинемся домой, - неожиданно поторопил ящер.
Теряясь в догадках, я быстро сбегала в холодные кустики и забралась на него. Действительно, не было никакого повода зябнуть здесь впустую, когда можно помёрзнуть по пути домой. К слову сказать, последнее перестало быть проблемой – солнце грело хорошо, а воздух был достаточно тёплый. В отличие от вчерашнего убёга, сегодня я со вкусом устроилась почти в вертикальном положении – на голове были отростки длиной около локтя (на уши не похоже, про рога заикаться неудобно), за которые оказалось весьма удобно держаться. От открывшегося перед глазами вида захватывало дух. С невероятной скоростью мы проносились над волнами лесов, бескрайними просторами полей и кристальной голубизной речной ленты. Мир казался бесконечно прекрасным и воистину гигантским. Невозможно это почувствовать, ходя по земле; стоя на вершине горы, ты не охватишь весь простор в полной мере, только в полете, высоком и быстром, твоим глазам открывается эта удивительная истина.
Насытившись видом бескрайних земель, я прикрыла слезящиеся глаза и растворилась в ритме работающих крыльев. Трудно понять, сколько времени мы провели в воздухе, я не считала, но спустя достаточно долгий период пейзаж начал меняться на более гористый с частыми вкраплениями кристаллов озер. Я вспомнила просьбу Пелагеи, точнее Пеланьи, высадить меня у каких-то гор и внутренне подобралась. Не очень-то хотелось расставаться с драконом, но что с ним дальше делать я совершенно не представляла. Возможно, будет действительно лучше присоединиться к друзьям моей названной тёти, а с Тирзом можно тайком встречаться и летать по ночам… Размышления прервал потрясающий вид величественных гор, заснеженные верхушки которых искрились на солнце. Сердце пустилось вскачь от этого великолепия. Серые скалы, прорезанные белоснежными трещинами снега, стояли в темно-зеленом обрамлении лесов. Острые вершины пронзали небо, а на более-менее плоских хотелось сплясать что-нибудь эдакое, закружившись в снежном вихре. Казалось, еще чуть-чуть, и я решусь подбить на это своего спутника.
У него, видимо, были другие планы, мы начали плавно снижаться по спирали, опустившись у кромки леса и голой скалы высокой горы.
- Сиди на мне, – предупредил Тирз, - так будет быстрее.
- Ладно, а куда мы прилетели? – с любопытством спросила я.
- Домой, - нежно ответил дракон и шагнул в пещеру.
- Ты говорил, что живешь не в пещере! – возмущенный вскрик удесятерился горным эхом.
- Не в пещере – посмеивался ящер.
- По-твоему это дворец? – я продолжала пререкаться.
- Сейчас сама всё увидишь, - ответил мой спутник, постепенно тая в руках. Испугавшись, я покрепче вцепилась до чего дотянулась и услышала довольный смех. К тому времени, как мы вышли из горного туннеля на свет, я обнаружила себя сидящей на закорках какого-то сероволосого типа, нагло поддерживающего мою задницу.

@темы: фэнтези, драконы, попаданка, музыкальная магия